Транспортировка героина по территории среднеазиатских государств

Не последнюю роль в становлении таджикской наркомафии сыграла и гражданская война первой половины 1990-х годов. «Официально» война продолжалась два года — с начала 1992 по конец 1993, — но реально власть Душанбе над всеми регионами Таджикистана установилась только к концу 1997 года. Многие эксперты по вопросам наркобизнеса положительно оценивали подписание «Общего соглашения об установлении мира и национального согласия» между официальной властью Таджикистана и Объединенной таджикской оппозицией (ОТО) под эгидой ООН 27-го июня 1997 г. Однако, как показало время, надежды на сокращение объемов поступающего из Таджикистана героина не оправдались. Хотя посевы опийного мака на территории Таджикистана и сократились, их многократно компенсировал поток афганского героина, идущего транзитом в Россию и Европу через территорию бывших советских республик Средней Азии, в первую очередь — Таджикистана.

Бывшие советские республики Средней Азии являются важными звеньями пути транспортировки героина из районов производства (золотой полумесяц) к потребителям в развитых странах. Как уже отмечалось выше, после победы Иране исламской революции в 1979 году и укрепления новой власти ко второй половине 1980-х годов традиционный транспортный коридор Афганистан — Иран — Турция — Южная Европа оказался закрыт.

После вывода Советских войск из Афганистана 15 февраля 1989 года, распада СССР в конце 1991 года и ослабления пограничного контроля «северный путь» через страны Средней Азии стал самым безопасным и дешевым. В провинциях Афганистана Герат, Бахиз, Фараб, Джазян, Балкх, Кундуз и, особенно, Бадахшан, расположенных на границе с Узбекистаном, Таджикистаном и Туркменией, в последние годы значительно увеличилось число нарколабораторий по переработке опия-сырца в героин. Готовый героин переправляется в республики Центральной Азии, а затем в другие регионы, в Россию и страны Европы.

На сегодняшний день существует несколько основных маршрутов транспортировки героина из Афганистана и практически все они проходят через страны СНГ (Содружества Независимых Государств):
— Афганский Бадахшан — Горный Бадахшан, Таджикистан — Ош, Киргизия — Сумгаит, Азербайджан (ранее в районе Баку осуществлялась переработка морфия в героин, но с развитием производства в самом Афганистане, Азербайджан превратился в один из транзитных пунктов) — Босния, Хорватия — Западная Европа;
— Афганский Бадахшан — Горный Бадахшан, Таджикистан — Ош — Бишкек — Самара — Москва — Эстония — Швеция — США;
— Афганский Бадахшан — Горный Бадахшан, Таджикистан — Ош — Бишкек — Екатеринбург — Москва — Эстония — Швеция — США;
— Афганский Бадахшан — Горный Бадахшан, Таджикистан — Ош — Бишкек — Нижний Новгород — Москва — Эстония — Швеция — США;
— Афганский Бадахшан — Горный Бадахшан, Таджикистан — Ош — Бишкек — Саранск — Москва — Эстония — Швеция — США;
— Бадахшан — Душанбе — Бомборы, Грузия — Кобулети (ранее здесь осуществлялась переработка морфия в героин, но с развитием производства в самом Афганистане, Кобулети также превратился в один из транзитных пунктов) — Аджария — Турция;
— Мургаб — Горный Бадахшан, Таджикистан — Ош — Бишкек — Гянджа, Азербайджан — Москва — Шауляй, Латвия — Европа;
— Мазари-Шариф — Термез, Узбекистан — Шали, Чечня — Нахичевань, Азербайджан — Турция;
— Мазари-Шариф — Термез — Самарканд — Гянджа — Дагестан — Шали — Москва — Шауляй;
— Мазари-Шариф — Термез — Самарканд — Гянджа — Дагестан — Карачаево-Черкесия — Абхазия — Румыния.

Как хорошо видно из перечисленных выше схем доставки опийных наркотиков (наркотиков опиумной группы) от регионов производства до стран-потребителей, основными путями движения героина являются маршруты из Таджикистана в южную Киргизию.

Эти маршруты (Таджикистан — Южная Киргизия), проходящие через три основных автомобильных направления, по которым сюда и далее в Казахстан и Россию перевозится афганский героин: Худжанд — Ош, Хорог — Ош и Джергитал — Ош. Кроме того, в летний период наркотики переправляются с таджикской стороны в южную Киргизию по сотням горных пеших и конных переходов, контролировать которые практически невозможно. Таким образом, путь Горный Бадахшан (Таджикистан) — Ош (Киргизия) является ключевым звеном большинства маршрутов и, безусловно, заслуживает того, чтобы остановиться на ситуации в Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) Таджикистана подробнее.

Центр Горно-Бадахшанской автономной области — город Хорог, расположенный около впадения реки Гунт в Пяндж, — связан автомобильными дорогами с городами Душанбе и Ош. Уникальное географическое расположение ГБАО: близость «героиновой реки» Пянджа, наличие автомобильного сообщения с крупными центрами наркоторговли — Душанбе и Ошем, а также резко ухудшившаяся в начале 1990-х годов социально-экономическая ситуация привели к тому, что Хорог стал одним из узловых центров наркотрафика.

В советские времена важный пограничный район Горный Бадахшан снабжался прямо из Москвы и те, кто попадал туда по распределению, считались счастливчиками. Отсутствие промышленности (хлебозавод и крошечная ювелирная фабрика) приводило к тому, что все товары доставлялись в этот регион с «большой земли», включая все продукты питания и топливо. Учитывая важность ГБАО для обеспечения безопасности южных рубежей Советского Союза, снабжение Горного Бадахшана осуществлялось по высшему разряду — здесь можно было приобрести любой дефицит.

После распада в конце 1991 года Советского Союза и, как следствие, прекращения централизованного снабжения в рамках единого экономического пространства СССР, жители Горного Бадахшана вдруг оказались лишены работы и возможности приобретать товары, доставляемые по единым советским ценам из других регионов. Единственным источником доходов стала доставка опиума, а затем и героина, из соседнего Афганистана и переправка его по трассе Хорог — Ош в Кыргызстан, а оттуда — в Бишкек, и далее в Россию.

Вот как описывает ситуацию в ГБАО в первой половине 90-х годов свидетель тех событий, Александр Зеличенко «Тогда, в 1992-м, на границе за пару сапог можно было выменять килограмм зелья — шел натуральный обмен. И в тех страшно тяжелых 1992-93 годах опиум для большинства бадахшанцев стал единственным средством выживания. Но вскоре натуральный обмен прекратился — менять стало нечего. И в ход пошли уже «отмытые» опиумные деньги, а процесс «купли-продажи» взяли под контроль наркодельцы. Приобретая килограмм героина в Хороге за 500-550 долларов, его продают за 1500 долларов в Оше, в Бишкеке — уже за 4000, а в Алматы (старое советское название города — Алма-Ата) — за 6000. 500 долларов и 6 тысяч — вот чистая выгода за полторы тысячи километров доставки героина. Доведенные до нищеты и отчаяния люди перестали бояться ответственности и возили опиум и героин в открытую. Много раз во время рейдов по уничтожению посевов нам приходилось слышать: Чего вы пришли? Чего ты тут ищешь? Кто меня завтра будет кормить, меня и моих детей? На это отвечать, к сожалению, нечего…»

Современную историю борьбы с наркотиками в Таджикистане можно условно разделить на три этапа. Первый этап с 1991 по 1996 годы характеризовался устойчивой тенденцией увеличения площадей посевов наркосодержащих культур, преимущественно опийного мака (опиумного мака). Так, по данным Агентства по контролю за наркотиками при Президенте Республики Таджикистан, если в 1991 году было обнаружено и уничтожено 91,8 гектаров опийного мака, то уже в 1996 году — 134,5 гектаров. При этом надо отметить, что подавляющее большинство посевов не регистрировалось, и, следовательно, не уничтожалось. Дело в том, что северная область Таджикистана, являвшаяся в 1990-е годы зоной посевов опиумного мака, была неподконтрольна центральному правительству. Опий, экстрагировался в Пенджикентском регионе и в виде опия-сырца доставлялся в Ходжент, где осуществлялась его ректификация и производство конечного продукта — героина, который воздушным транспортом отправлялся в Москву и Санкт-Петербург. Таким образом, выращивание и переработка опийных наркотиков на неконтролируемых территориях, и их отправка прямыми рейсами в России не позволяли организовать какой-либо, даже косвенный учет наркотрафика.

Второй этап с 1996 по осень 2001 года характеризовался сокращением даже этих, более чем скромных, показателей. Так, в 1997 году в Таджикистане было обнаружено и ликвидировано посевов опийного мака на площади 69.33 га, а в 1998 г. — 8.9 га. Подобная ситуация была обусловлена целым комплексом факторов. одной стороны, правоохранительные органы ослабили свою работу в этом направлении. Если в ходе операции «Мак-97» было задействовано 648 оперативно-поисковых групп с привлечением 4990 сотрудников правоохранительных органов Таджикистана и 2170 представителей общественности, то в 1998 году — всего 226 оперативно- поисковых групп, насчитывавших более 2290 сотрудников правоохранительных органов и 1340 представителей других ведомств и общественности.

Третий этап — с конца 2001 года по настоящее время — связан с ходом «контртеррористической операции» США и их союзников в Афганистане. Хотя тенденция к резкому увеличению ввоза афганского опия и героина через Среднюю Азию, в первую очередь, территорию Афганистана, в наметилась еще во второй половине 1990-х годов, таджикские наркобароны окончательно переключились с выращивания опиумного мака на территории республики Таджикистан на транспортировку готового афганского героина в течение последних нескольких лет.

Ситуация с развитием наркобизнеса в Кыргызстане (Республика Киргизия) связана с внутриполитической обстановкой в республике. Вторжение на территорию Киргизии вооруженных экстремистов в 2001 году серьезно осложнили положение республики, так как по окончании боевых действий часть боевиков растворилась среди местного населения. Как предположила в 2001 году старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Марина Морозова, «очевидно, что главным источником средств существования для этой категории лиц может стать наркобизнес». Активная роль выходцев из Ошской области в свержении Аскара Акаева в ходе «тюльпановой революции» 4-25 марта 2005 года подтвердила правоту ее слов. Превращение Ошского региона в один из ключевых центров наркотранзита сыграло резко негативную роль в изменении структуры наркомании в Кыргызстане в целом. Если в 80-е годы доля традиционной для данного региона гашишной наркомании составляла 60-80%, а опийной 8-10%, то в настоящее время доля опийной наркомании возросла до 70%, а гашишной снизилась до 20%.

 
 
 
 Английский язык уже давно стал межнациональным. Без его знания может быть достаточно трудно посещать множество стран, в первую очередь – стран Европы. Если вы не знаете английского языка достаточно хорошо или ваши знания в основном теоретико-академические, то вам смогут помочь . На подобных курсах вас научат по-настоящему живому языку, необходимого для повседневного общения.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *