Ликвидация максимального обратимого повреждения

Для ведения одиночных культур в каждую солонку помещалось по одной клетке. Ежедневно солонки просматривались, и в них сменялась питательная среда. В случае деления инфузории для дальнейшего наблюдения оставлялась лишь одна клетка. Регистрировалась частота делений и скорость движения парамеций. В контрольных культурах при температуре 22 °С они делились в среднем 2 раза в сутки и двигались со скоростью около 2.2 ммс.

После отравления этиловым спиртом инфузории при переносе их в чистую среду, в зависимости от степени поражения, вели себя следующим образом. Получившие максимальное обратимое повреждение сразу после извлечения из спирта были неподвижны, у них лишь медленно наполнялись и опорожнялись пульсирующие вакуоли и шевелились приротовые реснички. Однако уже через несколько часов они начинали двигаться и приступали к делению; в последующие дни они вели себя, как контрольные. Те же клетки, которые пострадали чуть-чуть сильнее, т. е. получили минимальное летальное повреждение, не приходя в себя, погибали в течение первых же суток. Агония инфузорий после действия спирта никогда не затягивалась на более длительный срок. Отравление хинином давало сходную картину.

Несколько иначе протекала болезнь у инфузорий после действия нагрева. Для ликвидации максимального обратимого повреждения требовалось уже 2 сут или, в очень редких случаях, 3 сут. За этот срок постепенно восстанавливалась подвижность и способность к делению. После необратимого теплового повреждения клетки погибали через 1-2 сут, не возобновляя движения и деления. Очень редко период агонии растягивался на 3 сут. Как мы видим, картина болезни после теплового воздействия отличается от того, что происходит после отравления спиртом и хинином, но эти отличия не принципиальны.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *