Изложенные выше опыты по физико-химическим изменениям

До этого периода белковую молекулу считали химическим реактивом и изучали лишь ее химические превращения, связанные с изменением атомного состава. Изменения пространственной структуры белковых молекул усматривали только при денатурации и никакой биологической роли им не приписывали. В связи с этим взгляды авторов (Рапкин, Форе-Фремье, Мирский, Насонов, Александров, Астауров, Унгар), работавших на клеточном уровне и стремившихся привлечь для объяснения ряда цитофизиологи-ческих процессов изменения конформации белковых макромолекул, идущих без разрыва ковалентных связей, никакого сочувствия у биохимиков не встречали. Однако работы этих авторов несомненно были предвестниками новой эры в изучении функционирования белковых молекул.

Толчком для пересмотра старых взглядов послужила необходимость отречься от господствующих в течение более полувека представлений Э. Фишера (Fischer, 1894) о взаимоотношениях ферментов с субстратами. Удивительную разборчивость многих ферментов по отношению к субстратам Фишер объяснял наличием строгой стерической комплементарности в строении фермента и субстрата. Это соответствие он фигурально сравнивал с подгонкой формы ключа к замку. В серии классических работ Кошланда (Koshland, 1958, 1959, 1960; Кошланд, 1964, и др.) приведен ряд фактов, не укладывающихся в схему Фишера. Одним из них было отсутствие взаимодействия фермента с молекулами, обладающими группировками, необходимыми для катализируемой реакции, но отличающимися от нормального субстрата значительно меньшими размерами. Далее было показано, что при связывании фермента с аналогами субстрата в молекуле фермента происходят существенные пространственные перемещения аминокислотных остатков. Это и ряд других фактов заставили Кошланда предложить теорию индуцированного соответствия.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *